Почему маракуйю называют плодом страсти? Очередной маркетинговый ход?

Слово «маракуйя» переводится на английский язык весьма своеобразно – passion fruit. Это означает «фрукт страсти». Что же заставило биологов – людей науки – принять эту яркую метафору  в качестве официального названия целой группы растений? Давайте разберемся.

Спелая маракуйя на тарелке

Пробуем рассуждать логически

Интуитивно понятное объяснение напрашивается само собой – дескать, плоды маракуйи настолько вкусные, что, попробовав раз, сложно удержаться от повторной дегустации. Захочется снова и снова, забыв обо всем, ощущать взрывной вкус и аромат сочной мякоти.

А может, маракуйя, как и многие другие тропические фрукты, признана афродизиаком? Вот уж где слово «страсть» было бы к месту. Но нет – это только народные поверья, которые, увы, не подтверждены учеными (а они проверяли!).

Правильный ответ можно найти, покопавшись в этимологических словарях, справочниках по ботанике и давно забытых исторических сводках. Оказывается, к названию «плод страсти», укоренившемуся в нескольких языках, приложили руку христиане!

Плоды, листья и цветок маракуйи

Лабиринты этимологии

Теперь обо всем по порядку.

Вот что скажут вам биологи:

Маракуйя (passion fruit) – так называются плоды нескольких видов лиан рода Пассифлора. У этого рода есть еще одно название – Страстоцвет. Все лианы рода Пассифлора (Страстоцвет) входят в семейство Страстоцветных.

Вот что скажут вам историки:

В XVI веке растения рода Пассифлора, произраставшие тогда исключительно в землях далекого Нового Света, впервые попали на территорию Европы. Тогда они ценились отнюдь не из-за плодов, которые просто не выдержали бы столь долгой транспортировки. Нет, дело в другом: у пассифлоры потрясающие по красоте цветы. Яркие, экзотичные, они поражали воображение европейцев, привыкших к неброским растениям своих широт. Сначала доблестные путешественники привозили их засушенными между страниц книг, а позже, когда в Старый Свет стали доставлять и семена, местные садовники пытались выращивать тропические лианы в оранжереях. Дальше цветения дело продвигалось редко – в культивировании таких растений нужна особая сноровка.

Цветок пассифлоры

Стоит отметить, что в то время еще не было названия «пассифлора». Эти лианы тогда называли гранадиллами (в переводе с испанского – «маленький гранат»).

В XVII веке изображение чудесного цветка гранадиллы попало в руки одного известного итальянского католика – Джакомо Босио. Разменявший седьмой десяток священнослужитель взглянул на него под другим углом, увидев не красоту, а символизм. Вдохновившись поиском Божьего промысла в заморском цветке, он посвятил этому целый доклад под названием «Della Trionfante e Gloriosa Croce».

Основной тезис труда Джакомо Босио таков: цветок гранадиллы – воплощение страстей Христовых. Внешняя корона лепестков символизирует терновый венец, а 72 венечные нити внутренней короны – количество шипов на нем. Рыльца пестика – это гвозди, которыми были прибиты к кресту руки и ноги Спасителя, тычинки – это пять ран, оставшиеся на Его теле. И даже железы, которые можно обнаружить на обратной стороне листа, Джакомо посчитал воплощением 30 сребреников, полученных Иудой за его предательство.

Ну и фантазия была у этого старика! Наверное, эта история – еще один повод задуматься о том, что каждый человек в окружающих его вещах видит то, что хочет видеть. Как бы то ни было, брат Джакомо был уважаемым человеком, и ботаники прислушались к его мнению, назвав род лиан словом «пассифлора» (лат. passio – страдание и flos – цветок).

Цветение пассифлоры

Вот что скажут на это лингвисты:

Во многих языках слова «страсть» и «страдание» тесно переплетаются. Вот и в русском языке «страсти Христовы» – это страдания Спасителя.

В русской специальной литературе вместо термина «пассифлора» употребляется название «страстоцвет». Это слово – калька с латинского passiflora, то есть буквальный перевод. Как видим, слово «страсть» прошло немало языковых границ и временных рубежей. Шутка ли – пять веков!

Женщина ест маракуйю

Вернемся в наше время

«Дети 21-го столетья, начался ваш новый век»… Гостинцы из Старого Света, религиозные фантазии католиков и тяга почтенных биологов к красивым метафорам теперь кажутся не более чем старыми легендами. Но ловкие торговцы по-прежнему любят заманивать покупателей броскими названиями. Вот и маракуйя частенько презентуется как «плод страсти». Наверняка вам еще и наобещают «игривое настроение», «наслаждение десертом» и намекнут на приятное завершение романтического ужина. Что ж, почему бы не поддаться этому направлению мысли? Ведь в любом случае маракуйя – вкуснейший фрукт с умопомрачительным тропическим ароматом, который каждому стоит попробовать!

дзен
автор материала изменения от
Оставить комментарий